10:22 

Magical games


Название: Ухаживания
Автор: ***
Дисклеймер: Все Машиме
Авторские примечания: ассоциация на картинку. Бонусная фраза: "В любви и на войне все средства хороши"
Размещение: разрешаю всем (только не переделывайте)



Название: Опасность
Автор: ***
Дисклеймер: Все Машиме
Авторские примечания: Его лицо будет последним, что ты увидишь перед смертью. Ассоциация на картинку. Бонусная фраза: ни на солнце, ни на смерть нельзя смотреть в упор (Ларошфуко).
Размещение: разрешаю всем (только не переделывайте)


Название: Искупление
Автор: ***
Бета: ***
Пейринг | Персонажи: Джерар/Эрза,
Рейтинг: G
Жанр: ангст, психология
Дисклеймер: Fairy Tail by Mashima
Саммари: Она обречена вечностью на одиночество. У неё было все, а сейчас остались лишь руины. Единственное что ей остается – молить Богов о прощении. Всеми забытая, никому не нужная, всеми похороненная…. Но жаждущая спасения. И если найдутся те, кто сумеют простить, быть может, покой покажется не таким уж и невозможным.
Авторские примечания: Использована картинка и фраза – «Ни на солнце, ни на смерть нельзя смотреть в упор» (Ларошфуко)
Размещение: с разрешения автора
Казалось, будто ничто не сумеет больше потревожить это место и подарить ему жизнь, которой оно лишилось когда-то.
От одного взгляда на все эти руины, покрытые мхом и другими растениями, любящими влагу, создавалось впечатление, что боги мира сего забыли о своем творении, об этом маленьком клочке земли посреди океана. А ведь когда-то здесь бурлила жизнь. Может, и не совсем счастливая, но у людей оставалась надежда, что этот Ад закончится, стоит лишь достроить башню, которая сумеет привести их к вратам Рая.
Дети… Здесь жили только дети, которые не прекращали мечтать. Все взрослые уже давно мертвы - охрана не щадила никого. А затем не стало и этих надзирателей… Злой дух унес все: надежду, мечты, свободу, жизнь, пощадив лишь детей, но отобрав последнее, что было у них - дружбу.
Башня стоит нетронутой вот уже несколько лет, камни давно позеленели из-за мха, которому для существования нужна лишь влага. Этому растению все равно на чем расти: камень иль чересчур увлажненный чернозем; ему плевать на кровь, пролитую здесь ради свободы, пролитую в моменты отчаяния и во имя спасения. Может, времени и удалось спрятать от глаз страшные доказательства прошлого, но атмосферу смерти и безумия ему не уничтожить.
Сколько лет прошло? Год? Два? Пять? Или все десять? Время здесь течет по-своему. Некогда касающаяся облаков башня ныне разрушена и покрыта мхом да лишайниками - здесь не может существовать жизнь... Не слышно озорных криков птиц, пролетающих рядом – они чувствуют безумие, исходящие от этого, как казалось, мертвого клочка земли. Нельзя и порыбачить на берегу – рыбы давно уж нет, она ушла на глубину или же плавает далеко от острова.
Кажется… Эта Башня наказана Богами одиночеством за то, что творилось в её стенах, ведь тот, кто использовал её в своих целях уже расплатился за все. Никто и никогда не найдет посреди моря путь к ней, никто и никогда не захочет вернуться, никто и никогда не найдет здесь ничего… кроме горя и смерти.
Проходило время, то светило солнце, то шли дожди, а вокруг бушевал океан. Каждый день был похож на предыдущий - сплошное однообразие. Будь у башни душа, она давно бы поддалась атмосфере острова и сошла с ума. Надежда на то, что на этот клочок земли ступит живое существо, ничтожна мала.
Еще один день, такой, как и сотни других, но было в нем что-то другое, делая его непохожим на те, что было до этого. Маленькая лодочка показалась на горизонте. Качаясь на волнах, она упрямо продолжала двигаться вперед к своей цели. Ветер дул в паруса, желая задать другое направление, прочь от этой проклятой земли, но ему были не рады. Только безумцы могли держать путь к Райской Башне, навеки покинутой и забытой. Кто знает, может, они как раз и являлись таковыми.
Волны мягко выкинули лодку на песок, который, казалось, был сделан из стекла. Впервые за много лет на проклятую территорию ступила нога человека.
- Аккуратно, здесь топко, - сказал мужчина, протягивая девушке руку, и помогая выйти на берег.
Безумцы… Иначе их не назовешь.
- Спасибо, - как-то глухо отозвалась девушка, принимая помощь. Одетая лишь в часть доспехов, она по-прежнему казалась похожей на бесстрашную валькирию, которая не боится ничего. Ничто не выдавало страха в её фигуре, и лишь глаза молчаливо сообщали о нем. Парень, стоявший рядом, не чувствовал ничего: ни страха, ни безумия, ни горького одиночества. Вся атмосфера острова не действовала на него, не давила тяжким грузом, заставляя вспоминать самые страшные и печальные события из жизни. Он был за всем этим, стоял выше всего остального.
Они недолго находились на берегу. Бросив в последний раз взгляд на лодку, одинокую и такую жалкую среди всего этого царства песка, девушка вытерла выступившие слезы ладонью и взяла парня за руку.
-Говорят, что ни на солнце, ни на смерть нельзя смотреть в упор, - она подняла голову вверх, прикрыв правый глаз, стала всматриваться в солнечный диск, который только начал свой путь на вершину небесного свода, - Думаю… Это все ложь…
Парень улыбнулся и потянул девушку за собой.
- Поэтому ты смотрела в упор на солнце? Это ведь не поможет, - он покачал головой, - Зачем ты захотела сюда прийти, Эрза?
Она молчала.
- Хочешь побороть страх, одетый в твою самую прочную броню? Хочешь взглянуть на место, принесшее тебе только боль и горе, ныне обреченное на вечное одиночество и пустоту? Хочешь найти тело Симона, а ведь время его уже давно похоронило…
Эрза остановилась. Видимо последние слова парня возымели свой эффект.
- Я знаю, Джерар… - на глазах снова выступили слезы. - Но все же… - она замолчала. - Если я могу смотреть на солнце, то хочу взглянуть и на смерть.
Джерар покачал головой и обнял свою спутницу.
- Моя милая Эрза, не думаю, что тебе это поможет, но раз ты желаешь, то пускай будет так.
Она улыбнулась сквозь слезы, и они продолжили путь.
Лестница наверх давным-давно разрушена, верхние этажи едва сохранились, но для волшебников это не являлось проблемой: магия помогала им.
Путь дался тяжко, ведь приходилось останавливаться каждые несколько этажей. Магия Джерара могла сразу поднять их, но, учитывая положение Эрзы, приходилось делать вынужденные остановки. Парень не мог понять причин, по которым его любимая жена решила сюда вернуться, ведь казалось, что прошлое навсегда отпустило её, равно как и его самого – искупление окончено. Но нет, на Эрзу что-то нашло. Быть может, то просто гормоны шалят, но она пожелала вернуться. Джерар не спрашивал зачем. Он понимал, что отговорить будет невозможно, можно лишь подчиниться и сопроводить её к месту, иначе она бы направилась сюда сама.
Всюду, куда ступала нога пары, поднималось небольшое облачко пыли. Странно, ведь здесь её не должно было быть: ветер и влажность, мешали её образованию.
Ближе к вершине башня казалась сотворенной из стекла – времени не в силах смыть действие Этериона.
Шаги отдавались глухим эхом, всю башню сотрясало, а это плато держалось лишь благодаря одной перегородке, сохранившейся этажом ниже. Казалось будто это место кого-то ждало, все года одиночества, раз не позволило времени себя разрушить. Эрза пошла вперед, Джерар молчаливо следовал за ней. Слова могли помешать или даже спугнуть то, ради чего сюда они пришли. Нет, здесь никто не мог жить: дух смерти завладел всем.
Эрза приблизилась к небольшому углублению в полу – именно тут стоял Симон, желавщий защитить её от смертоносной магии Джерара. Она присела и провела рукой по поверхности – холодно. Смерть имеет именно это ощущение.
Шурша полами длинного пальто, Джерар присел напротив своей жены. Он сожалел о содеянном, грех убийства друга так просто не смыть, своей смертью не искупить. Умирают лишь слабые, сильные должны найти силы жить дальше. Оправдываться тем, что тогда он был одержим, вел себя словно безумец, хотя нет, он им и являлся – Джерар не станет никогда. Эрза пока не знала о решении мужа, но он твердо решил, когда только узнал о своем скором отечестве, что если родится мальчик, его назовут в честь Свона, который умер, защищая свою любимую.
- Прости Симон… Прости нас всех … - едва слышно пробормотала Эрза, продолжая гладить камень. - Ты погиб не напрасно, твоя смерть оправдана.
Слышать такие слова из уст любимой Джерару было ужасно больно, но ничего не поделаешь. Его прошлое соткано из боли и безумия, настоящее кажется расплатой, и лишь будущее может подарить ему облегчение и счастье.
- Не думаю, что ты хотел бы отомстить. Твоя жертва никогда не будет забыта.
Прошло еще немного времени, но Джерару казалось, будто минуты превратились в часы, мучительные и долгие. Он сидел напротив задумавшейся жены и старался не предаваться воспоминаниям. Но образы из прошлого преследовали его, хотели завладеть телом, заставить снова страдать. Башня желала обратно своего повелителя, она жаждала вернуть подаренное ей безумие, избавиться от атмосферы смерти. Он просто…хотела снова жить.
- Джерар, - парень и не заметил, как к нему подошла жена. Безумные воспоминания поглотили его, заставив раз за разом переживать те страшные моменты прошлого. - Пойдем отсюда. Я чувствую, что скоро эта башня разрушится. Время , наконец, сумеет поглотить её.
Он молча встал, взял свою любимую за руку и начал неторопливо спускаться вниз. Обратный путь занял намного меньше времени, остановки не требовались. Ведомые какой-то странной силой, они достаточно быстро очутились на берегу, а лодка, казалось, уже давно ждала их возвращения. Слишком легкой она показалась Джерару, когда он сталкивал её в воду, видимо эта посудина сама поскорее жаждала покинуть это место. Поднялся ветер и подхватил паруса, Эрза в последний раз посмотрела на башню, принесшую ей не только горе, но и верных друзей. Трудно прощаться с прошлым, даже если оно и кажется столь болезненным - к нему успеваешь привыкнуть.
Лодка покачивалась на воде, унося парня и девушку все дальше от острова.
- Джерар, - нарушила молчание Эрза, и посмотрела на мужа. - Я долгое время хотела тебе это сказать… - она засмущалась. - У нас будет мальчик, давай назовем его в честь Симона. Пускай наш ребенок вырастет таким же преданным и смелым.
Джерар улыбнулся и поцеловал жену:
- У меня было такое же желание.

Ветер уносил лодку все дальше за горизонт, а башня, некогда обещавшая Рай, смотрела им вслед. Она снова осталась одна. Не будет больше посетителей на её веку, все забыли о ней и навсегда похоронили. Наказанная одиночеством, башня будет нести свой грех, пока время не поглотит её: камни не превратятся в пыль, а остров не заберет в свои владения океан. Может, именно тогда, будет даровано спасение, ведь грех будет искуплен сполна.

Название: Закат возрождения
Автор: ***
Бета: ***
Пейринг | Персонажи: Зереф/Мавис
Рейтинг: G
Жанр: ангст, романтика, ER
Дисклеймер: все персонажи принадлежат Хиро Машиме, мне - писанина
Саммари: Смерть это ведь не конец, ведь всегда есть надежда на чудо. И под лучами закатного солнца, рассветная фея может вновь сотворить чудо.
Авторские примечания: использована картинка и фраза – «Hosti pectus, cor amico» (врагу - грудь, другу - сердце)
Возможен некоторый ООС, ведь мы мало что знаем об этих персонажах.
Размещение: с разрешения автора
Их нельзя назвать обычными друзьями: он - тьма, она - свет. Каждый из них дополняет друг друга, создавая единое целое.
Их нельзя назвать обычными друзьями: он - темный маг, она - глава светлой гильдии. Одни должны уничтожать других. Так оно и получается, но лишь он служит исключением из всех правил.
Их нельзя назвать обычными друзьями: он жив, а она - призрак. Жизнь - странная вещь и непредсказуемая. Он обещал сохранить её, но не сумел. Она обещала быть рядом с ним, но теперь границы миров разделяют их.
Их нельзя назвать обычными друзьями: он любит её, она его… тоже.

Несчастные случаи - не редкость, но почему-то всегда не хочется верить, что инцидент может произойти с тем, кого ты любишь и кем дорожишь. Вот так и случилось с Зерефом. Мавис, его любимая девчушка, глава одной из сильнейших светлых гильдий, пошла на задание и не вернулась. Одна из числа богоизбранных магов, волшебница с великой светлой силой, все же попала в ловушку, расставленную самой Смертью. С ней шутки плохи, потому как не ведомы чувства живых, не ведомы людские понятия и меры, не ведомо просто что такое жить и любить.
Мавис умерла достойно, как и подобает члену её гильдии. Умерла… с улыбкой на устах, продолжая верить, что её дело не погибнет и гильдия передана в хорошие руки. Умерла… с тяжким грузом на сердце, зная, что больше не сумеет увидеть своего темного мага и подарить ему свой свет. Умерла… как умирают многие, ведь она ничуть не лучше любого другого человека, за которым приходит Смерть.
«Умерла…» Это слово отдавалось эхом, Зереф не мог смириться с её потерей. Сколько на его руках крови невиновных, сколько человеческих жизней, сколько боли и страданий принес он людям, но встреча с этой маленькой волшебницей сумела его изменить. Если раньше он не знал, что такое чувства, то благодаря её силам узнал не только о них, но еще и о человечности, которой был лишен. Жуткий темный маг, не знающий пощады, стал обычным человеком рядом с этой девчонкой. Страшно даже и подумать, а ведь в первую их встречу он желал её смерти.
В наказание за то, что не сумел уберечь свою маленькую волшебницу, Зереф сослал себя на остров Небесного Волка – священную землю гильдии своей милой Мавис и ныне её вечное пристанище.
Она всегда любила море и цветы. Пускай её могила и не у самого берега, зато все прекрасно видно: и цветущую лужайку, и распростертое внизу море, сливающееся с линией горизонта. Странно, а ведь люди считают, будто мертвые могут что-то видеть даже после того, как умерли… Все же, странные они создания, их трудно понять.
Дни и ночи Зереф проводил на берегу, наблюдая за волнами и солнцем. Он не хотел уходить вглубь острова, желая, чтобы ничто не сумело побеспокоить вечный покой его подруги - даже он сам. Она заслужила отдых, пускай он и будет вечен. Но уверенности, что душа Мавис, вечно жаждущая приключений, не найдет лазейку в мирах и сумеет вернуться не было.
Несколько раз, набравшись смелости, когда расцветали её любимые цветы, Зереф, не будучи сентиментальным, собирал букет и приносил на могилу. Чувствуя себя ужасно смущенным и недостойным даже почтения её памяти, он стоял рядом с надгробием как можно тщательнее изучая его. Странное дело, но хотелось запомнить все: мелкую трещинку, оставленную временем на каменной плите; танец светлого магического огня, полыхающего внутри памятнике в специальной нише; девиз гильдии – «Hosti pectus, cor amico» - хотя в будущем его наверняка забудут, заменив другим, но тоже её сочинения; цветок, неосторожно пустивший свои побеги на каменную плиту… Если при жизни Зереф так не помнил девушку, стараясь запечатлеть в памяти лишь красоту души, не обращая внимания на оболочку, то, потеряв, захотел изучить хотя бы последнее пристанище.
Шло время, а боль потери все не проходила. Зереф не раз приходил к выводу, что со смертью Мавис он потерялся в этой жизни, нет больше цели, но и умирать не хочется.
Море… Оно возвращало мага к жизни. Глядя на него, хотелось парить, ведь чувствовалась свобода. Прежде, не замечая за собой такого желания, Зереф был немало удивлен, но вскоре привык к новым ощущениям, списав все на влияние острова и редкие посещения могилы Мавис. Порою в предзакатных сумерках казалось, что по берегу кто-то гуляет. Маг поначалу не придал этому значения, но когда тень стала появляться все чаще, он, сам того не желая, заинтересовался ею.
Остров безлюден, если не считать самого Зерефа. Ни одно из живых существ, обитающих здесь, не было похоже на человека. Магия этого места мешала что-либо понять магу, все попытки просканировать местность не приводили к успеху, а тень каждый раз ускользала, стоило лишь приблизиться - растворялась в лучах закатного солнца, стоя на камне, о который плескались волны.
- Кто же ты? – не выдержал однажды Зереф и задал вопрос, не надеясь на ответ.
Оба, тень и маг, стояли в лучах закатного солнца, имея возможность наблюдать, как оно утопает в море.
- Неужели темный маг стал слепцом? – этот голос с такими знакомыми и любимыми нотками…
Зереф стоял перед выбором: послушать разум или же поверить в чудо. Один шептал, что это игра воспаленного сознания, не стоит верить галлюцинациям, возникшим из-за душевных проблем. Люди не могут воскреснуть, не могут внезапно ожить и вновь ходить по белому свету. Возрождение из мертвых невозможно, даже если и магия сумеет помочь совершить подобный грех - это запрет, но темному магу он ни о чем не говорил. Все попытки окажутся бессмысленными, ведь вернуть можно будет лишь бездушное тело, а темным силам светлый дух не призвать.
Так что же мешает поверить в чудо?
- Мавис, - маг сделал пару шагов вперед и остановился лишь у кромки воды. Девушка стояла на камне и пока не спешила на берег. Она смотрела на солнце.
- Красиво, верно? – Мавис повернулась спиной к небесному светилу и подарила Зерефу улыбку.
- Ты как всегда, - он вздохнул, все еще не веря до конца в подарок судьбы.- Красиво. Но почему именно закат, а не рассвет?
Девушка пожала плечами и присела на камень.
- Рассвет - это прекрасно. Солнце освещает весь мир, даруя ему свет жизни, - она замолчала и снова стала смотреть на солнце. Спустя совсем немного времени девушка снова заговорила: - Оно дарит всем жизнь и надежду, но и одновременно забирает её.
Солнце спряталось за горизонтом, но небо еще оставалось светлым, пускай и окрашенным в багровые краски.
Зереф слушал, что говорила Мавис, и больше не видел в ней той озорной девчонки, которую он знал, главу сильнейшей гильдии Фиора. Пускай внешность и оставалась детской, может, виной тому её любовь к нарядам с похожей тематикой и озорному блеску в глазах, но она уже давно не ребенок - взрослые мысли, взрослые суждения, взрослые поступки и решения.
- Ты права, - Зереф улыбнулся уголками губ. - Моя светлая фея всегда права, - ему было грустно и печально. Казалось, что грустить не от чего, ведь Мавис здесь, рядом, стоит лишь подойти к камню и снять свою девочку с него, взять на руки и понести на берег, как маленькую русалочку. Но нет, ничего этого не будет, ведь душа нематериальна, её нельзя коснуться.
Девушка повернулась спиной к горизонту и теперь смотрела на мага и улыбалась. Вся та серьезность, с которой она наблюдала за закатом, исчезла, и вернулась старая прежняя девчушка Мавис, которую Зереф когда-то полюбил.
- Почему ты печален? – она спрыгнула с камня и осталась стоять на воде. - Как темный маг ты ведь знаешь, что смерть вещь поправимая, и если человека нельзя воскресить, то его магическая сила может помочь вернуться хотя бы душе. Главное, чтобы было к кому возвращаться, так, Зереф? – счастливая улыбка отразилась на её устах, подарив лучик света темной душе мага. - Ничего, что я мертва - так будет даже интересней.
Она улыбалась, он улыбался. Впервые за долгое время Зереф был счастлив, словно прошлое вернулось и стало настоящим. Нет тех границ миров живых и мертвых, нет больше той боли в груди в области сердца – она практически исчезла, хотя периодами все пыталась напоминать о себе.

Шли года, менялись мастера в гильдии Фейри Теил, и только одно оставалось постоянным – вечный разговор душ темного и светлого магов, которым не страшна смерть в любом своем обличии. Больше ничего им не требовалось от этого мира, он и так дал им все необходимое: любовь, друг друга, и целую вечность.

Название: К счастью?
Автор: ***
Бета: ***
Пейринг | Персонажи: Полюшка, фоном Венди и Грандин
Рейтинг: PG-13
Жанр: джен, ангст, POV.
Дисклеймер: всё Машиме.
Саммари: иногда наступает такой момент, когда надо попытаться разложить всю свою прожитую жизнь по полочкам – или хотя бы понять, ради чего эта жизнь была прожита и какие последствия это для тебя имело.
Авторские примечания: ООС, ассоциация на картинку. Бонусная фраза: Hosti pectus, cor amico
Размещение: с разрешения автора
Полюшка провела рукой по шершавому тёплому камню и сделала глубокий вдох, почувствовав всем телом свежий вечерний воздух. Солнце только-только начало прятаться за горизонт, но небо уже понемногу окрашивалось в красно-розовые тона, замазывая голубизну кровавыми красками.
Женщина сидела на утёсе и смотрела вниз, на землю, которая находилась пугающе далеко. Один шаг – и всё, смерть придёт за тобой, по поверью – вся в белых перьях, обнимет тебя и уведёт в далёкую прекрасную страну, из которой ещё никто не возвращался…
Но Полюшка не была человеком легкомысленным и эгоистичным: она бы этот шаг ни за что не сделала, но одна мысль о том, что ты держишь собственную жизнь в своих же руках, была в некоторой степени приятна. Особенно остро это ощущение испытывалось здесь, на утёсе – наверное, именно из-за этого целительница и любила сюда приходить и смотреть на закат, размышляя обо всём и ни о чём.
О жизни, которую она в каком-то смысле даровала.
О смерти, от которой она спасала.
О силах, которые наделили её правом это делать.
И если мысли о жизни и смерти Полюшку не ставили в тупик, то вопрос с силами приводил целительницу в замешательство. Кто дал ей право решать, кому дальше жить?
Спасение людей – благое дело. Но что, если тем самым она делает хуже только себе?
Её двойник на этой земле – величественный небесный дракон, обладающий даром исцеления. Ему можно.
Ведь дракон – это совсем другое.
Это существо, на которое не распространяются никакие правила. Оно чистое, оно свободное, оно прекрасное, и оно - в небесах, где-то там, высоко, оно имеет право распоряжаться чужими судьбами, ведь оно светлее всего, что есть на Эртленде, быть может, даже светлее солнце, если так вообще бывает… Где-то же, наверное, так бывает?
А она, Полюшка, она - человек. Обычный человек, которому просто повезло. Она исцеляет людей, но она не любит их, предпочитая жизни в большом городе вечное отшельничество.
Или просто говорит, что не любит?
Если бы не любила на самом деле, то не лечила бы их, не помогала этому дураку Макарову и его детишкам.
Да и маленькой Венди бы не отдала тот свиток…
Но она же правда не любит этих людишек. Полюшка ни разу не виделась со своим небесным драконом, но интуиция ей подсказывала, что прекрасное существо относится к слабым человечкам так же.
Но как же тогда Венди стала её ученицей?
И почему у неё, Полюшки, не было учениц?
Тогда, оглядываясь на прошлое и смотря в будущее, женщина понимала, что фактически у неё ничего не осталось. Дома она лишилась в тот момент, когда оказалась на этой планете. Себя она потеряла где-то в перерывах между спасением жизней, отдавая все свои силы людям, таким ненавистным и противным.
И что в итоге осталось у неё?
Только воспоминания.
Даже себя она разорвала на кусочки, растерзала, разорвала и сшила вновь. Жаль, что из этого ничего не вышло.
Правая рука в кармане, левая – на камне. Правая сжимается в кулак, пряча от мира бумажку. На ней написано выражение, найденное Полюшкой несколько дней назад в одной из книг: «Hosti pectus, cor amico».
Так женщина и жила всю свою жизнь. Неосознаваемый девиз, спрятанный под колючками.
Только, кажется, из этого ничего не получилось.
Безнадёжность.
Полюшка подняла взгляд и посмотрела на небо. Синева исчезла, уступив место тьме ночной и алому закату.
Конец?
Всё действительно закончится так просто и бессмысленно? Это было бы очень обидно.
Отдавать себя и дальше всю? Наверное, только это ей и остаётся, потому что по-другому нельзя: обидно за потраченное время. Да и люди… Они не так ужасны, как кажется. И даже среди них могут быть друзья.
Смысл жизни вновь найден?
Вероятно. Каждый день повторяется эта ситуация. Всё больше вопросов, всё меньше ответов…
И только её дракон может помочь разобраться.
Совсем скоро они увидятся.
К счастью?

Название: Алая невесомость
Автор:***
Бета: ***
Пейринг | Персонажи:Стинг/Эрза, Эрза/Стинг
Рейтинг: R
Жанр: гет, даркфик, ангст, насилие.
Дисклеймер: отказываюсь.
Саммари: Раствориться, раствориться в пустоте... раствориться и забыться. Что же позволит забыться лучше, чем адское слияние с врагом?
Авторские примечания: ООС. Ассоциация на картинку. Бонусная фраза: "Врагу - грудь, другу - сердце".
Размещение: с разрешения автора
Если еще сильнее сжать ладонью правый бок, чуть ли не до онемения, то кровь не будет таким ошалелым потоком сочиться из раны и увлажнять собою горячий песок.
Острый, наточенный меч теперь не порхает в ее руке, а тяжелым грузом оттягивает ее вниз, заставляя пальцы, столь отчаянно сжимающие его, дрожать. Сейчас длинное и тонкое, отливающее под лучами заходящего солнца стальным блеском оружие для Эрзы не более, чем обуза. Смертельная обуза, с каждым шагом истерзанных стоп приближающая ее к непроглядной пропасти. Но выпустить из рук меч - значит, проиграть.
А Эрза не любит проигрывать.
Поэтому, стиснув зубы, на которых противно и протяжно поскрипывает песок, она изо всех оставшихся сил бредет, покачиваясь, к каменной арке, щедро овитой и окутанной лозой. Наверняка там у нее будет хоть пару секунд для того, чтобы выпустить на волю рваный вдох, сдерживаемый столь судорожно и беспощадно. Только там, больше нигде. Только там, потому что иначе Он услышит.
Тело протяжно ломит. Ломит так, что хочется завыть смертельно раненным зверем, попавшим в коварную ловушку, устроенную хитрым хищником. Однако она не станет этого делать. Поэтому, резко выплюнув изо рта рубиново - алую прядь, Титания в следующий миг облокачивается всем телом об холодную и пронизывающую насквозь, не нагретую за целый день солнцем, каменную кладку.
Дышать, дышать тяжело. Из груди вырываются только надрывные и хриплые полувсхлипы, в такт которым отбивает ритм отчаянно трепыхающееся сердце. Страшно? Жутко.
Это были всего лишь пару секунд. Блаженные пару секунд, когда она смогла ощутить воздух полной грудью. Потому что в следующий момент глухой, тяжелый удар поддых выбивает все остатки кислорода из легких, заставляя захрипеть и немного прогнуться вперед. В ноздри тут же ударил терпкий и резкий, дерзкий и немного сладковатый аромат. Так пахнет только один маг, который сейчас, прижавшись к ней своим пышущим неистовым жаром телом, окидывает ее пронзительным, пробирающим до дрожи в коленках взглядом.
Узкие, продольные, черные зрачки. Как у дикого животного.
Ей хватило всего лишь несколько мгновений, в течение которых Стинг наслаждался ее слабостью, чтобы отчаянно сжать в ладони холодный металл и одним движением поставить его поперек горла, как своего, так и убийцы драконов. Поставить как раз в тот миг, когда Эдвклифф поддался вперед, еще сильнее наваливаясь на нее и буквально вжимая в серые и заплесневелые плиты. Ледяная сталь острия меча коснулась кожи его шеи, тем самым позволяя алой и теплой струйке уже его крови стечь куда то вниз, вдоль бурно вздымающейся в предвкушении грудной клетки.
Раздается резкий, с характерным металлическим звуком хруст – и меч буквально рассыпается в ее руках, до невозможности сжатый сильной мужской ладонью. Дерзкая ухмылка, в которой тот час же растянулись уголки его губ, противостоит ее сжатым, искусанным до крови губам.
Черт, черт, черт…
Стинг дышит тяжело, протяжно, настойчиво заглядывая в ее карие глаза, в которых нет ни капли страха. Она его не боится?
Слишком рваный, слишком острый смешок, настолько отчаянно режущий слух.
Слишком близко, слишком близко сейчас находятся губы Стинга, а его пальцы со всей силы вцепились в нежную кожу подбородка. В то же мгновение Эдвклифф, еще теснее прижавшись и буквально вдавив ее в каменную кладку до одурения, проводит влажным и горячим языком по ее щеке, слизывая еще не застывшую кровь.
Попытка со всей силы ударить его лбом провалилась с крахом: прежде чем она смогла даже о ней подумать, Стинг резко дернул Эрзу за волосы, тем самым оттягивая ее голову назад и открывая себе вид на беззащитную шею с отчаянно бьющейся жилкой.
Впиться в нее, прихватывая ртом кожу и оставляя красные отметины-метки, чтобы затем тут же прихватить их зубами, не составило ему проблем. Эрза приглушенно рычит, брыкается, пытается скинуть с себя эту навалившуюся жаркую массу. Глупые попытки.
Сжав в кулак этот алый водопад, Стинг возвращает ее голову в исходное положение и в следующий миг проходится языком по ее упорно сжатым губам. Эрза клацает в ответ зубами, будто бы секунду назад пыталась ухватиться за него. Но Эдвклифф же не дурак.
Поэтому он подносит пальцы, обтянутые противно поскрипывающей кожей перчаток к ее рту и властно раздвигает ее губы, прикасаясь к зубам: мол, кусай, сколько влезет. А в ответ ноль реакции.
Эрза только сейчас во все глаза уставилась на убийцу драконов, столь нагло и самоуверенно ухмыляющегося. Да какого черта она творит?!
Сердце, и так зашедшееся в бешеном ритме, теперь еще сильнее заколотилось в груди, как только она ощутила влажное и горячее, прерывистое дыхание у себя на щеке, совсем-совсем близко к уголкам рта.
А затем последовал рваный, дыховышибательный и кровавый поцелуй. Почему то под давлением Стинга губы, раньше сжатые в тонкую полоску, мимо воли разжались, позволяя ему скользнуть в глубину рта, отдающего терпким привкусом ее собственной крови.
Ошеломляющий до потери осознания себя и окружающего мира, напор. Зачем-то Эрза сама вцепляется в меховые отвороты его накидки побелевшими пальцами, зажмуривается и… тонет, утопает в этом пьянящем и омерзительном ощущении.
Что же позволит забыться лучше, чем адское слияние с врагом?
Доспехи, ранее надежно защищавшие ее тело, теперь противно крошатся и рассыпаются на глазах, украшая собою сырой, покрытый мягкой плесенью холодный камень.
Прижаться сильнее, чувствуя, как Стинг приглушенно рычит и громко дышит, как его ладони уже блуждают по ее телу, не задевая глубоких ран. Как она сама почему-то не тает, нет, а медленно плавится совсем не от пробирающих душу прикосновений, а от непонятного, сквозящего чувства, поселившегося где-то внутри.
Горький осадок.
Врагу – грудь, а другу - сердце. Так ведь говорится?
Перед глазами искрами мелькают смутные, расплывчатые образы глубокой синевы на ярко-красном. Ядрено-красном, мерзко смешивающегося и застывающим противной, багряной коркой на этих синих, шелковистых прядях, которые больше никогда не поддадутся порывам ветра и не обрамят столь дорогое, любимое до боли лицо.
Эрза смеется сквозь этот не поцелуй, а обладание, всем телом поддаваясь вперед и отдаваясь столь разгоряченному, что можно обжечься.
И сердце стучит все так же глухо, четко, как вышколенный и отлично смазанный механизм, который больше не нуждается в живительном тепле.
Она со всей силы сжимает светловолосую копну в своих руках, отдающую запахом безумия, надменности и убийства.
А в голове, в голове струится лилово-голубоватым потоком пустота.

@темы: 3й этап

URL
Комментарии
2012-05-01 в 16:37 

Артер, вы не могли бы выкладывать работы на другой ресурс? Радикал медленно грузит изображения и раздражает количеством рекламы. Или хотя бы делать превью с ссылкой на картинку, а не на страницу радикала?
Сами арты понравились. Вы молодец. Первый повеселил, люблю искидиков.

Авторы.
Джерза не понравилась. ПОВ мха детектед.
читать дальше
Слишком длинное вступление, которое больше утомляет, чем передает атмосферу. Поверьте, истинное мастерство в том, чтобы нарисовать выразительную картинку несколькими штрихами, а не пережевывать башню, мох и прочую природу.
Разговор персонажей перенасыщен пафосом. Вообще вся работа перенасыщена пафосом. Это очень расстраивает. Отношения Эрзы и Джеллала и без того достаточно драматичны и интересны.
Никакой психологией здесь и не пахнет. Интересно было бы раскрыть момент, почему Эрза решает вернуться в башню, но вы отдали это на откуп гормонам. Очень психологично.
Называть Джеллала парнем - моветон. Мужику двадцать семь лет, он женат, и у него будет ребенок.

Зереф/Мавис. Неплохая работа, хотя под конец вы опять скатились в пафос. Разговоры персонажей напыщенные и глупые. Но начало хорошее. Преодолевающая все любовь между мастером светлой гильдии и самым страшным темным магом описана легко и с долей правдоподобия. Терзания Зерефа очень вхарактерны, это порадовало. Все эти букеты, которые он приносил к ее могиле, робкие интерес к призраку, заточение себя на острове - почему-то эти вещи прекрасно сочетаются с каноническим образом Зерефа.

Полюшка. Скучно. Бонусная фраза вставлена в текст очень топорно.

Стинг/Эрза. Первая мысль - наконец-то рейтинг! В связи с грозящим нам целибатным туром это очень и очень радостное известие. Вторая мысль - опять дрочим на страдания персонажа. Еще один из этих дарковых текстов, который так любит облизывать илита фандома. Зачем читателя вгонять в беспричинный дарк? Как насчет обоснуя? Почему читатель должен проникаться сочувствием к персонажу, которого вы вбрасываете в текст раненным и побитым? Потому что это любимый персонаж из манги? А вы сами в него не хотите что-нибудь вложить?
Экшен написан уныло и скучно. Действие подразумевается активное (драка), а получается вялое. Рейтинг тоже скучен.
Называть Стинга местоимением с прописной - моветон. Таким приемом пользуются только верующие для обозначения бога либо книжонки для девочек - для обозначение Того Самого.

В общем, автор Заката возрождения молодец. Вы только и порадовали.

URL
2012-05-01 в 17:37 

Радикал медленно грузит изображения и раздражает количеством рекламы. Или хотя бы делать превью с ссылкой на картинку, а не на страницу радикала?
У меня все загружает без рекламы, но спасибо за то, что обратили на это внимание. Впредь при выкладке мы это учтем.
Сами арты понравились. Вы молодец. Первый повеселил, люблю искидиков.
Спасибо большое, артер тоже любит иксидов)))
На часть о фиках ответить не могу, хотя спасибо, что взяли на себя труд прочитать и прокомментировать.

URL
2012-05-01 в 18:43 

[L]Гость в 16:37[/L], Вторая мысль - опять дрочим на страдания персонажа.
Хм.. а почему нельзя? Если автору захотелось, он имеет на это полное право.
Еще один из этих дарковых текстов, который так любит облизывать илита фандома.
Хм, не зная автора, вы назвали его "илитой"? Что же, спасибо. именно такое определение ему безумно лестно. В кавычках, разумеется.
Зачем читателя вгонять в беспричинный дарк? Как насчет обоснуя? Почему читатель должен проникаться сочувствием к персонажу, которого вы вбрасываете в текст раненным и побитым?
Действительно, почему читатель должен проникаться к нему сочувствием?! Воистину, это странно. Ни капельки его не жалко. Что касается обусная... Жаль, что автор не смог его до вас донести.
Потому что это любимый персонаж из манги? А вы сами в него не хотите что-нибудь вложить?
Еще раз, автор безумно опечален тем фактом, что читатель тут ничего не увидел. Казалось, и вложено было достаточно, но... Вам виднее.
Экшен написан уныло и скучно. Действие подразумевается активное (драка), а получается вялое.
Кхм... а де вы, собственно, углядели рейтинг? В графе жанра он не был заявлен, поэтому ваши претензии необоснованны.
Называть Стинга местоимением с прописной - моветон. Таким приемом пользуются только верующие для обозначения бога либо книжонки для девочек - для обозначение Того Самого.
С этим автор согласен и кается, просит за это прощение и винит себя.

Что же, в любом случае, спасибо за прочтение.
Автор рад, что вы уделили ему крупицу внимания.
Еще раз, спасибо.

URL
2012-05-01 в 18:55 

Хм.. а почему нельзя? Если автору захотелось, он имеет на это полное право.
Можно. Скучно. Автор чего хочет: скопировать очередное дарковое творение подруги/самой себя или получить признание читателей?
Хм, не зная автора, вы назвали его "илитой"?
При чем здесь вы? Отмечено лишь, что илита фандома любит дарк, потому что он заставляет ее чувствовать себя выше всяких там розовых соплей. А то, что для всякой боли нужна подоплека, каждому страшному дядьке - предыстория, каждому сражению - повод, никого не волнует. Если вы считаете, что достаточно вложили в эту работу и что всем понятно, с какого рожна Эрза сцепилась со Стингами в каких-то руинах, что ж, оставлю вас дожидаться восторженных поклонников.
Действительно, почему читатель должен проникаться к нему сочувствием?! Воистину, это странно.
Потому что иначе страдающий персонаж вызывает скуку и ленивый интерес "Когда же ты сдохнешь уже, мученик?". Сомневаюсь, что вы это хотели вложить в свое произведение.
Кхм... а де вы, собственно, углядели рейтинг? В графе жанра он не был заявлен, поэтому ваши претензии необоснованны.
И что дальше, что экшен не заявлен? Вы описываете драку. Описанная не экшеново, она скучна. Вот и все.

URL
2012-05-01 в 19:20 

Гость,
Можно. Скучно. Автор чего хочет: скопировать очередное дарковое творение подруги/самой себя или получить признание читателей?
При чем здесь подруга/само собой? мне просто захотелось подать это именно в этом ключе, и никак иначе. Скучно? что же, опять же, извините.
При чем здесь вы? Отмечено лишь, что илита фандома любит дарк, потому что он заставляет ее чувствовать себя выше всяких там розовых соплей. А то, что для всякой боли нужна подоплека, каждому страшному дядьке - предыстория, каждому сражению - повод, никого не волнует. Если вы считаете, что достаточно вложили в эту работу и что всем понятно, с какого рожна Эрза сцепилась со Стингами в каких-то руинах, что ж, оставлю вас дожидаться восторженных поклонников.
Право, если принимать ваши слова в указанном русле, то все произведения должны писаться исключительно в варианте миди или макси. Почему? Да как же, нужна же предыстория и подоплека. Данное "творение" - не более, чем образ, не более, чем просто навеянное воображением. Схватка - уже действие, что лежит в основе работы. Да и, к тому же, повторяю еще раз, есть работы, проработанные от самых деталей, и что оправдывает их размер - миди или макси, а есть драбблы, мини... И таки драббл развивается в данном конкретном ключе.
Потому что иначе страдающий персонаж вызывает скуку и ленивый интерес "Когда же ты сдохнешь уже, мученик?". Сомневаюсь, что вы это хотели вложить в свое произведение.
Хмм, воистину, это странно. страдающий персонаж вызывают такую реакцию?! Я даже не знаю, что на это ответить. Мне стоит вас только пожалеть.
И что дальше, что экшен не заявлен? Вы описываете драку. Описанная не экшеново, она скучна. Вот и все.
а вот таки то, что если он не заявлен, его таки нету. Драка? Здесь ее не было. Здесь был только урывок "последраки", если так можно сказать. опять же, если вы ищите экшн, проследуйте в фики, в которых сия графа отмечена. Скучно? Ну что же, жаль, что не угодила.

URL
2012-05-01 в 19:23 

Хмм, воистину, это странно. страдающий персонаж вызывают такую реакцию?!
А что он должен вызывать, по-вашему, если сочувствия и сопереживания он, по вашим же словам, вызывать не должен?
Данное "творение" - не более, чем образ, не более, чем просто навеянное воображением. Схватка - уже действие, что лежит в основе работы.
К тому и веду, что "данных творений" в фандоме полно. Поэтому я и говорю, что илита такое любит. Потому что продолжает плодить подобное и подобным же восхищаться. Не знаю, относитесь ли вы к ним, но настоятельно советую попробовать себя в новом ключе.

URL
2012-05-02 в 03:48 

Плюсану к анону с радикалом, команда, впредь загружайте превьюшки с ссылку на картину, а не на страницу.

URL
2012-05-02 в 18:23 

Артеру - лучи любви. Иксиды - прелесть, Хэппи - хитрец. Зереф на фоне солнца впечатляет. Вот уж точно: последнее, что увидишь...

Гость в 21:23, на вкус и цвет все фломастеры разные, разве нет? Кто-то любит дарк, кто-то романтику, а кто-то юмор. На качество работы это не влияет.
Мне вот "Алая невесомость " понравилась. Атмосферно вышло, и бонусная фраза крайне удачно в текст вписалась. И "Закат возрождения" понравился. У "Искупления" идея хорошая, есть в этом что-то. Но вынуждена согласиться в одном: пафос в диалогах действительно имеет место. Люди так друг с другом не разговаривают, особенно, близкие, имхо.
А вот "К счастью?" как-то не зацепил. Даже не могу сказать, что не так. Гомен.

URL
2012-05-02 в 18:52 

Артер посылает лучи любви всем, кому понравились арты.
Насчет радикала понял, исправлюсь.

URL
2012-05-02 в 22:00 

loz8883
— Ты на самом деле такой или просто притворяешься?… — Я в самом деле такой. Просто притворяюсь. (с)
Долго пыталась придумать, что можно сказать особенного артеру, но видимо все же придется по старинке - дорогая, это чудесно))) :heart: Очень хвалю за то, как использованы фразы-ассоциации :D Отчаянно влюбленный и сражающийся Хэппи ;) и величественный и смертоносный Зереф :nechto: - это великолепно :squeeze:

К большому сожалению, фанфики меня не очень порадовали. Единственное в фанфике "Искупление" - мне понравилось описание в начале, но когда персонажи стали разговаривать, общее впечатление испортилось. Уж как-то у них там все слишком флаффно и пафосно, хотя сюжет мне понравился ;)
Еще хочу слегка погрозить пальчиком бете - встречаются ошибки и опечатки, причем не единожды :smirk:

2012-05-02 в 22:31 

loz8883, артер разбрасывает цветы и карамельки))))
Артер считает, что Хэппи будет сражаться, если почует соперника. А Зереф именно такой, он только прикидывается няшкой))))

URL
2012-05-02 в 22:34 

loz8883
— Ты на самом деле такой или просто притворяешься?… — Я в самом деле такой. Просто притворяюсь. (с)
А Зереф именно такой, он только прикидывается няшкой)))) и никак иначе :friend:

     

Magical games

главная